Культура и быт Саратовского края XVII-XVIII вв

В 1781 году саратовский комендант И. К. Бошняк получил указ Екатерины II о том, что нужно открыть народные школы для обучения российской грамоте, письму и арифметике всех тех, кто добровольно пожелает в них обучаться. Однако саратовские обыватели заявили, что своих детей они будут обучать, как прежде, нанимая домашних учителей. Только через пять лет, 22 сентября 1786 года, в Саратове открылось Главное народное училище. Позднее для него построили каменное здание (ныне Лермонтова, 36). Хотя здание перестраивалось, оно сохранило черты русского классицизма.

Создается также военно-сиротское отделение для солдатских и еврейских детей. Позднее сюда стали направлять «живущих праздно при отцах» сыновей церковнослужителей. Воспитанников отделения (кантонистов) обучали и готовили к службе в армии.

Посетивший в 1769 году Саратов академик И. И. Лепехин писал, что в городе «находится почти целый медицинский факультет с аптекой». Видимо, по сравнению с другими городами медицинское обслуживание здесь было лучше. В Саратове в это время работали один врач и один лекарь. Имелся небольшой лазарет, существовала частная аптека Палиса, сгоревшая во время пожара в 1774 году. В конце века открылась общественная аптека с лабораторией.

А. Н. Радищев

А. Н. РадищевРусская общественно-политическая мысль во второй половине XVIII века была представлена творчеством Александра Николаевича Радищева  (1749—1802).

Детские годы Радищев провел в селе Верхнее Аблязово (Преображенское) на берегу речки Тютнар Кузнецкого уезда Саратовской губернии (ныне село Радищево Кузнецкого района Пензенской области). Здесь, в имении отца, где дядька Петр Мамонтов научил маленького Сашу грамоте, а нянька Прасковья познакомила с устным народным творчеством, произошло «начальное образование души» будущего писателя: он увидел жизнь крепостных крестьян, узнал их горести и чаяния. В восьмилетнем возрасте Радищева увезли учиться в Москву, а затем в Петербург.

В 1771 году Александр Николаевич окончил Лейпцигский университет и поступил на службу в «присутствие», в Сенат. В начале следующего года, во время отпуска, он навестил Аблязово. Радищев приезжал сюда и в 1775 году, чтобы получить от родителей согласие на женитьбу. Следы пронесшейся бури народного гнева и жестокой расправы над восставшими видел он по пути к отчему дому.

В третий раз Радищев приехал в Аблязово 25 декабря 1778 года на время очередного отпуска. Многие впечатления от этих поездок он отразил в своей книге «Путешествие из Петербурга в Москву» (1790). Так, помещик-самодур Зубов стал прообразом коллежского асессора, о котором рассказывает крестьянин в главе «Зайцево».

Эта книга, показавшая всю тяжесть крепостного гнета, призывавшая к свержению самодержавия, была восторженно встречена передовыми читателями.

Екатерина II, признав его за «бунтовщика хуже Пугачева», жестоко расправилась с революционным мыслителем. Он был приговорен к смертной казни, замененной ссылкой в Илимск на десять лет.

После возвращения из Сибири в Россию А. Н. Радищев получил разрешение съездить к родителям в Аблязово. Он приехал сюда в начале 1798 года со всем своим семейством — четырьмя сыновьями и тремя дочерьми. Здесь Александр Николаевич много работает. Он писал: «Я только и читаю и говорю о земледелии, исключая те наброски, которые я делаю на будущее».

29 января 1799 года, пробыв у родителей почти год, писатель со своими домочадцами выехал в калужское имение Немцово, определенное ему на постоянное жительство. В имении он закончил «Описание моего владения», в которое вошли сделанные в Аблязове наброски.

Дом Радищевых в с. Верхнее Аблязово
Дом Радищевых в с. Верхнее Аблязово

Благодарные потомки чтят память своего знаменитого земляка. В селе Аблязове открыт мемориальный музей Радищева, а на месте несохранившегося дома Радищевых установлены обелиск из красного гранита и памятник. В Саратове достойным памятником является художественный музей его имени и установленный у здания музея бюст, выполненный известным скульптором А. П. Кибальниковым. Одна из улиц Саратова носит имя Радищева.

Архитектура С конца XVII века в Саратове появляются каменные постройки. Первыми из них были церкви. До наших дней сохранился Троицкий собор, стоящий на Музейной площади. Он выстроен в стиле нарышкинского барокко. Название стиля связано с Нарышкиными, богатыми родственниками Петра I, которые в конце XVII—XVIII веках строили в Подмосковье живописные и роскошные здания.

Троицкий собор сооружен в 1694—1701 годах. Как предполагают, строителем саратовского собора мог быть один из мастеров круга Я. Г. Бухвостова, известного крепостного архитектора и создателя ряда интересных зданий храмов в Подмосковье в нарышкинском, или московском, стиле.

Композиция собора традиционна для того времени. На четырехугольном основании (четверике) покоится восьмигранный объем (восьмерик). На восьмерике поставлен изящный барабан, образующий как бы башенку с золоченым куполом. Тонкие колонки по углам, ребрам граней, орнамент под карнизом, золотая «луковица» - купол образуют живописный наряд. Он дополняется пышными наличниками окон и их затейливыми узорами. Все это создает неповторимый, праздничный облик здания.

Еще красивее стал собор после пристройки к нему (середина XVIII века) колокольни. Высокий шатер с маленькой золоченой главкой, открытая галерея, украшенная резными балясинами, легкими арками, кокошниками, окна-«слухи» по граням шатра придают колокольне нарядную декоративность. Выглядит она легкой, стройной, как бы устремленной ввысь.

Собор не повторяет какой-либо храм той эпохи. Он оригинален и самобытен. Как памятник русского зодчества рубежа XVII—

 XVIII столетий находится под охраной государства.

 

Троицкий собор в Саратове XVIII столетие
Троицкий собор в Саратове XVIII столетие

 На колокольне собора имелись большие часы. Изготовил и следил за их ходом механик-самоучка, кузнец Василий Решетов, которого прозвали «часоводцем». При пожаре 1757 года часы сгорели, но Василий Решетов с тремя кузнецами и двумя плотниками восстановил весь механизм, и часы вновь были установлены на колокольне. «А дабы оные всегда в своем действии порядок имели», следить за часами снова поставили часоводца Решетова.

К сожалению, этот уникальный памятник кузнечного искусства не сохранился.

Кроме церковных, в Саратове строили общественные и частные каменные здания. В описи 1752 года у купца Кривопалова значится «палатка каменная с комнаткою, в ней печь веницейская, в ней 5 окончин стеклянные, под нею выход каменный же».

Богатые купцы в таких палатах заводили новую обстановку. В домах, наряду с шелковой, парчовой и жемчужной «пажитью» (добром, пожитками), появился «палатный» убор: на стенах висели портреты, картины, зеркала, в шкафах была выставлена фарфоровая, хрустальная и серебряная посуда.

В Саратове «на горах» (улица Лермонтова, 65) сохранился каменный двухэтажный дом последней четверти XVIII века. Окна его имели решетки и железные ставни (их еще можно видеть на некоторых окнах второго этажа). Помещения первого этажа — сводчатые, комнаты второго — с плоскими потолками. В одной из них стояла изразцовая печь с лежанкой. Изразцы по белому полю имели повторяющийся сине-голубой орнамент с рисунками. Такими изразцами можно было любоваться как картинами.


Схожий материал: