Пугачев в Саратове

Тем временем Пугачев после взятия Пензы направился к Петровску. Воевода Зиминский и его секретарь Яковлев бежали из города, бросив его на произвол судьбы. Воеводский товарищ Буткевич пытался вывезти из Петровска пушки и канцелярские дела, но «мирские люди остановили возы и сбросили поклажу», Буткевич был арестован.

Вечером 4 августа к Петровску с сотней казаков подошел Г. Р. Державин, но город уже был занят пугачевцами. Его отряд перешел на сторону самозванца, а он сам чудом спасся бегством.

Востание Пугачева (КАРТА)

5 августа на рассвете Державин вернулся в Саратов. Он писал астраханскому губернатору: «Теперь ждем в Саратове и надеемся более на Бога, нежели на другое что...». В городе началась паника: дворяне и купцы зарывали свое имущество в землю или бежали вниз по Волге. Лодыженский, погрузив на судно казну и служебные бумаги конторы, отплыл в Астрахань. Державин переправился в Покровскую слободу. Оборонять город остался комендант Бошняк. Вечером того же дня Пугачев подошел к Саратову и заночевал в трех верстах от города в зимовнике немецкого колониста Пиля (Пилисова).

Утром 6 августа трехтысячная армия Пугачева (с 13 орудиями) подошла к Саратову по Московской дороге. Бошняк приказал саратовскому гарнизону (780 человек при 15 орудиях) занять позицию на городском валу по обеим сторонам Московских ворот. Казаки и плохо вооруженные обыватели встали «от правого фланга до буерака» (Глебучева оврага). Впереди, в двух верстах, находился отряд из 300 казаков под командованием майора Семанжа.

Но казаки, посланные навстречу пугачевцам, вступили с ними в переговоры. В то же время посадские люди послали купца Федора Кобякова для переговоров в лагерь Пугачева. Видя это, Бошняк приказал артиллеристам стрелять картечью. Но едва раздался первый залп, к командиру артиллеристов майору Бутурлину подъехал глава городского управления Матвей Протопопов и угрожающе сказал: «Для чего вы стреляете? И разве не знаете, что послали посланника мы от себя для лучшего совета?»

Тем временем вернулся Кобяков и привез указ Пугачева. Купцы окружили посланца, но комендант стал кричать на них, ругая за переговоры без его ведома. Когда же Кобяков вручил ему указ, полковник разорвал бумагу и стал топтать ее ногами.

ДОКУМЕНТ

Из рапорта саратовского коменданта И. К. Бошняка астраханскому губернатору П. Н. Кречетникову от 8 августа 1774 года известно, что в пугачевском указе «написано было, что все купечество, бобыли и пахотные [солдаты] будут защищены и ото всех податей избавлены, а вольность дана будет; а штап-обер-афицеров и дворян всех хотел перевешать».

Слух о «царевом указе» быстро распространился среди жителей ода. И когда пугачевская батарея на Соколовой горе открыла огонь саратовские артиллеристы заявили, что запасы подмочены «и стрелять не можно». Городское ополчение стало разбегаться: часть его перешла к повстанцам, часть вернулась домой.

Пугачев судит саратовских дворян и офицеров
Пугачев судит саратовских дворян и офицеров

В это время пугачевцы пошли в атаку. Прапорщик Г. Соснин с 12 канонирами открыл Симбирские ворота и перешел на сторону самозванца. Казаки вышли через ворота в тыл правительственных войск. Пешие солдаты-фузилеры во главе с капитаном Баратаевым и несколькими офицерами, захватив фитили и клинья из-под пушек, тоже присоединились к пугачевцам. Последовал их примеру и командир батальона майор Салманов с 292 своими солдатами.

СУДЬБА

Небогатый помещик А. М. Салманов имел в Петровском уезде 25 душ крестьян. Около половины своей жизни он провел в армии, в 1764 году получил чин секунд-майора. Перейдя на сторону «Петра III», Салманов был с ним вплоть до Царицына, где после разгрома «Большой армии» попал в плен. По решению суда А. М. Салманов был лишен чинов, дворянства и сослан на каторгу в Таганрог с тем, чтобы «остатки дней... своей жизни препроводил в раскаянии...».

Лишь Бошняк с 26 офицерами и 40 солдатами сумел пробиться на Царицынскую дорогу, затем сесть в лодки. В 7 часов вечера Саратов был уже в руках Пугачева.

Пугачев, не входя в город, приказал разбить лагерь в трех верстах от него, в Улешской слободе. Здесь он простоял с войском три дня. 7 августа саратовцы торжественно присягали «Петру Федоровичу». В городе было установлено казацкое управление, Пугачев произвел в полковники и назначил атаманом города купца Якова Уфимцева.

СУДЬБА

Для отставного казачьего пятидесятника Я. И. Уфимцева встреча с Пугачевым не была первой. Еще в сентябре 1773 года на Яике купец отдал безденежно «набеглому императору» табун лошадей. В Саратове Пугачев щедро расплатился с Уфимцевым, но он почти сразу же се потерял. По приговору царского суда Я. И. Уфимцева наказали 25 ударами кнута и «в память злодейских дел» отрезали ухо.

Три дня пугачевцы вершили в городе суд и расправу: было казнено с выше ста дворян, офицеров, чиновников и других, разгромлена тюрьма и выпущены все колодники, «письменные документы разграблены и разорены». Горожане получили 19 тысяч четвертей муки и овса, а также всю медную монету; серебро из казны было взято для армии. В городе грабили дома тех, что «несогласные».

Здесь ряды «Главной армии» существенно пополнились: в нее влились 354 солдата с несколькими унтер-офицерами и офицерами, из Покровской слободы (ныне город Энгельс) М. Гузенко привел около 900 человек украинцев, 500 человек — П. Тимофеев. Бурлаки пригнали в лагерь Пугачева два табуна лошадей.

9 августа в полдень Пугачев выступил в поход по правому берегу Волги, направляясь к Царицыну. А 11 августа в Саратов вошли правительственные отряды Муфеля и Меллина. Через три дня прибыла воинская команда Михельсона. Началась жестокая расправа с бунтовщиками  «Вешали и пороли,  — записал один саратовский житель, — на Соколовой горе, и у кузниц, и нарусском базаре по Пугачеву делу...». Казненных вывозили за город и бросали «на позор и наказание...»

24 августа у Сальниковой ватаги повстанческая армия потерпела полное поражение. Сам Пугачев с небольшим отрядом яицких казаков переправился на левый берег Волги и 8 октября 1774 года был схвачен изменниками в Саратовском Заволжье (по некоторым данным — на окраине нынешнего Александрова Гая).

Пугачевщина

Поход «Главной армии» Пугачева затронул небольшую часть Саратовщины, но посланные им отряды перенесли пламя восстания в соседние районы. Так, 7 августа Пугачев направил один из своих отрядов в Покровскую слободу, а уже на следующий день он прибыл в Екатериненштадт (ныне город Маркс). Здесь из табунов были отобраны лучшие лошади, у населения взяты конская сбруя и огнестрельное оружие, из магазинов — 1700 пудов ржаной муки.

Оставив разграбленный Екатериненштадт, пугачевцы вернулись в Покровскую слободу, а оттуда отряд двинулся на юг через немецкие колонии Левобережья.

9 августа небольшой повстанческий отряд подошел к Малыковке, где тоже началось восстание. Оно перекинулось и на села Малыковской волости: Сосновку, Березняки, Воскресенское и другие. Два дня малыковцы чинили расправу, раздавали соль и вино. 10 августа пополненный отряд двинулся вниз по Волге догонять «Главную армию».

Крестьянская война в Саратовском крае продолжала бушевать и после ухода Пугачева. Лишь 19 августа под Карабулаком был разбит отряд Воронцова, 12 сентября близ села Баланда потерпел поражение Каменский, и только в первой половине ноября были схвачены Иван и Алексей Ивановы. С поражением повстанческих рядов «пугачевщина» у нас в основном закончилась. Но народное движение не утихало.

В мае 1775 года повсюду в Поволжье действовали «разбойницкие партии» из 10—12 человек. Встречались и «немалые воровские шайки» из десятков людей. Так, в Золотовской волости Саратовского уезда близ Разина Бугра орудовала «партия» восставших, у которой была даже пушка. Там же, в Саратовском уезде, сражались крестьянские отряды Ефима Иванова и Никиты Ленина. Но свирепые расправы погасили и эти последние очаги восстания...

Крестьянская война нанесла серьезный ущерб экономике и населению края. В 1775 году из-за неурожаев не было хлеба, но правительство отказало мятежному Саратову в помощи, и свыше тысячи человек умерло от голода. Лишенный защиты правительственных войск Саратовский край стал легкой добычей киргизов-кайсаков (как тогда называли казахов).

Однако участие саратовцев в антикрепостнической борьбе имело также важные социальные и политические последствия.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

Видный советский историк Н. Я. Эйдельман писал:

«Так что же, Пугачеву не следовало восставать? Выходит, бунт действительно был бессмысленным?.....Мог бы наступить момент, когда чрезмерное высасывание соков загубило бы все дерево, когда в конце концов не нашлось ни «прибавочного продукта», ни сил, ни духа у огромной страны, чтобы развиваться и идти вперед...

...Страна, народ желали истории. Они двигались вперед как огромными дворянскими реформами Петра, так и ядерными вспышками народных войн.

«Низы» ограничивали всевластие и гнет «верхов», не давая им съесть народ и в конце концов самих себя! Так что восстание дало плоды».

В годы гражданской войны по инициативе В. И. Чапаева город Николаевск (бывшая Мечетная слобода) был переименован в Пугачев. В октябре 1973 года в доме отдыха «Пугачевский», что на Иргизе, была открыта мемориальная доска, гласящая: «Здесь, в бывшем монастыре, в 1773 году скрывался от царских преследователей под видом раскольника-поселенца предводитель крестьянской войны Емельян Иванович Пугачев».


Схожий материал: