Изначальный Саратов

Нахождение Саратова конца XVI — начала XVII веков на правом берегу доказывают карты России того времени, известные нам в иностранных изданиях начала XVII века. Изготовлены карты по русским оригиналам, которые обычно выполнены на высоком профессинальном уровне: правильная перспектива, четкий чертеж, изящное оформление. Это, например, карты амстердамского географа Г. Герритса, голландского купца И. Массы. На обеих картах Саратов казан на правом берегу Волги.

Строительство города на Волге являлось делом большой государственной важности. Поэтому подготовка была тщательной. Выбиралось место, применительно к нему составлялись чертеж будущего города и смета на строительство где  определялись размеры города, его социальный состав, какие и откуда брать строительные материалы.

Летом 1590 года на берегу Волги в том месте, где в не вливается речка Гуселка, был, многолюдно и шумно. Сотни людей под охраной стрельцов разгружали суда с лесом для строительства нового города.

Изначальный саратов

Еще прошлым летом в богатых лесом верховьях Волги был срублен деревянный город — все его строения, включая и крепостные сооружения. За лето и осень деревянные постройки просохли, бревна осели. Весною все срубы разобрали, пометив каждое бревно плотницким счетом, и судах доставили на место будущего города. Такой способ позволял возводить новый город за несколько недель.

На закладку нового города приехали воеводы — князь Г. О. Засекин и стрелецкий голова Ф. М. Туров, а с ним дьяки, дети боярские, стрельцы. Еще раньше сюда прибыли плотники, кузнецы, печники и другие строители, пешие стрельцы. Г. О. Засекин, как опытный фортификатор и градостроитель, руководил всей работой.

Наконец наступил день закладки Саратова. По чертежу размечалась его территория: прокапывались канавки, вбивались колышкки-отметки на месте будущих построек. За строителями шли воеводы, дьяки, свободные стрельцы. Тут же был священник, следом несли икону. По обычаям того времени, с молебствием и водосвятием обошли предполагаемые места крепостных сооружений и ворот города. Все это священник кропил «святой» водой. Затем наметили и освятили место храма. В тот же день, пока все еще было «свято», из бревен заложили первые венцы будущих сооружений и построек. И  строительство пошло полным ходом.

Первый Саратов, видимо, ничем не отличался от других городов-крепостей того времени. Деревянные крепостные стены с башнями окружали небольшой по размерам город и защищали его от нападений. В городе были построены воеводская канцелярия и двор самого воеводы, рядом находились дворы детей боярских и стрелецких сотников. Остальная территория была занята усадьбами ремесленников и торговцев, а ближе к крепостным стенам — стрельцов, пушкарей и других служилых людей. Отдельно стояли хлебные амбары, пороховые погреба, тюрьма и другие государственные постройки. Над всеми строениями возвышалась деревянная церковь.

Пожароопасные металлургические и гончарные горны, а возможно и кузницы, были устроены за крепостными стенами в поле.

Усадьба рядового саратовца состояла из избы, хозяйственных построек (погреб, амбар, конюшня и помещение для скота) и бани. Изба была небольшой, с маленькими прорубленными окнами, задвигавшимися дощечкой - «волоком». Часть избы занимала печка, рядом с ней под потолком устраивали полати для отдыха и сна. Вещи, которых было не так много, расставлялись умело, отчего изба казалась просторной. Вдоль стен стояли широкие лавки, сундуки для вещей — «рухляди». Имелся небольшой стол. В стены были врезаны полки.

Освещалась изба лучиной, вставлявшейся в железный кованый светец. Перед ним ставили корытце с водой для падающих угольков. Нашлось в избе место и для занятия ремеслом: сапожным, скорняжным, костерезным и другими.

Население города состояло в основном из служилых людей. Они несли сторожевую службу, следили за передвижением кочевников-ногайцев, боролись с «воровскими» казаками. Стрельцы занимались охраной Волжского пути, сопровождая торговые караваны до ближайшего города.

Стрельцы в Саратове

Всеми делами в городе ведал воевода. Первым воеводой был князь Григорий Засекин, его помощником — стрелецкий голова Ф. М. Туров. За свою службу стрельцы получали государево хлебное и денежное жалованье, которое доставлялось в Саратов регулярно. Поэтому в свободное от военно-сторожевой службы время жители занимались хлебопашеством и огородничеством, разводили домашний скот, промышляли ремеслом, торговлей, рыбной ловлей и охотой.

В начале XVII века небывалое обострение классовой борьбы вылилось в первую в истории Российского государства гражданскую войну (1603—1614 годы). Спасаясь от притеснений царской администрации и гнета феодалов, на волжские берега бежали крестьяне и посадские люди (жители городов). Здесь они вливались в отряды волжского казачества. К лету 1604 года казаки стали полновластными хозяевами на Волге и не давали проходу торговым и посольским караванам. Большие убытки несли торгово-промышленные люди волжских городов — Самары, Саратова, Царицына и других.

Все Поволжье всколыхнуло движение Ильи Горчакова, или Илейки Муромца. Ему удалось собрать 4-тысячный отряд из терских, донских и волжских казаков. Себя Илейка выдавал за «царевича Петра», якобы сына царя Федора Ивановича (младшего сына Ивана Грозного). Отряд этого самозванца вызвал смятение среди бояр, помещиков, купечества. Разбои и грабежи охватили низовье Волги.

Весной 1606 года «царевич Петр» объявил о походе вверх по Волге к своему «дядюшке» Лжедмитрию I в Москву. По дороге к отряду примыкали работные люди, беглые крестьяне, волжские казаки. Отряд казаков с «царевичем» дошел почти до города Свияжска. Под Вязовыми Горами от бывших соратников Лжедмитрия I Илейка Муромец узнает что его «дядюшка Дмитрий» убит боярами в Kpeмле, и поворачивает свой отряд обратно.

ФАКТ

Казаки, как сообщает современник, «и Самару, и Саратов проехали», добрались до речки Камышинки и затем вдоль реки Иловли отправились на Дон, а оттуда — к повстанческой армии Ивана Болотникова.

Вскоре на Волге появился новый самозванец типичный представитель понизовой вольницы, называвший себя «царевичем Иваном-Августом» — сыном Ивана Грозного. Летом 1607 года, после восстания городских низов Астрахани против боярского царя Василия Шуйского, началось движение «царевича Ивана-Августа» и его самозваных внуков Осиновика и Лавра. В июле 1607 года отряд Ивашки-Августа вступил в Царицын, а затем двинулся вверх по Волге.

Войска понизовой вольницы беспрепятственно дошли до Саратова, осадили его, но взять город им не удалось. Усиленный гарнизон под командой Замятии Сабурова и Владимира Аничкова отразил приступы, «воров многих побили», и «царевич Иван» спешно перебрался на Дон, где двинулся было к Болотникову. Но его отряд был разбит Лжедмитрием II, сам Иван-Август и его соподвижник Лавр схвачены и повешены. А с Осиновиком казаки расправились раньше, после поражения под Саратовом.

Но Саратов недолго оставался верным московскому правительству: уже в 1609 году город перешел на сторону Лжедмитрия II.

До 1614 года о Саратове нет никаких документальных известий. Достоверно лишь то, что зимою 1613/14 года город сгорел, то ли от неосторожности с огнем, то ли вследствие нападения воровских шаек. Обстоятельства сожжения города неизвестны. Деревянный Саратов пылал как факел. Много погибло в огне жителей. Не удалось спасти коней. Часть стрельцов, спасшихся от смерти, двинулась за 350 верст в Самару. Около 200 человек добрались до этой крепости. Самарский воевода доносил царю, что саратовские стрельцы «пришли в Самару душою и телом... конные, пеши, наги, разорены». Такова судьба изначального Саратова.


Схожий материал: